↖ к списку статей

Шибари (Сибари) - искусство эстетического бондажа

В настоящее время не замечать Шибари (Сибари) уже невозможно. Это искусство эстетического бондажа встречается и в аниме (причем не только хентай-сериалах) и в жизни (фестивали Шибари проходят уже ежегодно и в России и на Украине и в Белоруссии). Причем приезжают мастера из самой Японии для мастер-классов и обмена опытом и дают интервью.

В западной традиции творец «берёт глыбу мрамора и отсекает от неё всё лишнее» по словам Микеланджело. Западный художник преобразует мироздание, кроит его под себя, создаёт свои творения «по своему образу и подобию», противопоставляя себя первозданному Хаосу, и таким образом утверждает себя в мире. Для японца такой метод творения странен и непривычен.

Японец не отделяет себя от мира, в котором существует. Он – часть этого мира. Такая же, как ветер, как деревья, как пролетевшая птица, как тень, отброшенная на стену хижины. Как утверждает себя цветок? Стремится ли к результату вода, вытачивающая из камня причудливые фигуры? Красоту не нужно вырывать силой у природы. Красота уже есть. Её нужно лишь увидеть и запечатлеть.

В традиционной японской поэзии танка издревна существует термин «югэн». «Югэн» (буквально: сокровенное и тёмное) был вначале философским термином китайского происхождения и означал извечное начало, скрытое в явлениях бытия. В японском искусстве «югэн» – сокровенная красота, не до конца явленная взору. Но к ней можно указать дорогу. Для этого достаточно немногого: намёка, подсказки, штриха. «Югэн» может таиться и в том, что на первый взгляд безобразно, – как цветы прячутся в расщелинах тёмной скалы.

Шибари позволяет явить красоту, скрытую за наносным, «цивилизованным». Связанный лишён возможности принимать «красивые» позы. Он уже не может «говорить телом». Остаётся лишь то, с чем он родился. Остаётся физическая красота тела и красота духа. Но при этом истинная красота всегда недосказана.

Шибари как техника связывания восходит к техникам боевого связывания ходзё-дзюцу(боевого искусства пленения поверженного врага, преступников и заключённых.), возникшим в Японии в XV—XVI веках. Техника обездвиживания была разработана таким образом, что плененный не мог сдвинуться с места или пошевелить конечностями, не причинив себе болезненного эффекта – своеобразная обратная связь в системе тело-веревка. Это могло быть как удушение, так и воздействие на нервные окончания или суставы пленного. Пленный, например, мог идти, но не мог воспользоваться оружием, или мог сидеть, но не имел возможности самостоятельно передвигаться. Практически вся восточная медицина основана на воздействии на активные точки организма. Тут же наблюдается чисто военное применение медицинских знаний. Техника позволяла сковывать человека самым простым и доступным в полевых условиях материалом – веревкой, шнуром или поясом. Так как в пылу боя нужно было быстро «зафиксировать» врага, перед ходзёдзюцу вставало три задачи: наложение веревки должно быть простым в исполнении и быстрым по скорости; обеспечение минимума подвижности или полное обездвиживание противника; сохранение жизни поверженному с целью доставки его к своему господину. Как и любая школа боевого искусства ходзё-дзюцу имело разные направления и стили. Каждый мастер имел свои особые отличительные методы вязания узлов, рисунок наложения витков на тело, положение конечностей при фиксации, по которым его можно было определить, а также понять кем является связанный: вельможей, воином, крестьянином или разбойником. Японская культура практически не знает пуговиц, и поэтому вся национальная одежда, как мужчин, так и женщин основана на поясах и шнурах. Можно сказать, что каждый японец занимается самосвязыванием. Особенно показателен в этом отношении оби – женский пояс на кимоно, завязанный причудливым узлом.

В качестве эстетико-эротической практики шибари сформировалось только к середине XX века. К этому времени относится появление в послевоенной Японии шоу в стиле театра Кабуки,специализировавшихся на эстетическом связывании. Для постановок «театра шибари» были характерны высочайшая сложность обвязок, сочетающаяся с унаследованной от Кабуки театральностью действа. В представлениях использовались как древние обвязки, сохранившиеся в составе ходзё-дзюцу в ряде школ боевых искусств, так и разработанные относительно недавно и ориентированные на показные выступления. В наши дни шибари применяется в эротико-эстетическом искусстве и как составная часть шибари-шоу, а также является предком бондажа, который в свою очередь является одной из основных составляющих БДСМ.

Шибари – это ощущение тела, ограничение подвижности и эстетика. Когда внимание сосредотачивается на теле и ощущениях…Когда мысли, которые постоянно крутятся в голове куда-то уходят…Когда красивые обвязки делают тело еще сексуальней…Шибари – это именно искусство. Тут выступает на первый план компоновка картины фиксации – поза, положение рук, ног, головы. В статичных формах картин шибари скрывается большая энергетика. Веревка формирует костяк картины – придает жесткость конструкции и одновременно подчеркивает, что её присутствие тут чисто символическое.

Шибари можно сравнить с икебана – составлением цветочной композиции из минимума элементов. Кроме того, именно икебана может служить альтернативной формой шибари, когда нужно в одном собрать лучшие стороны модели, отсекая второстепенные и ненужные части общего антуража, заостряя внимание на главном мотиве композиции. На сравнение с икебана наталкивает и сам процесс создания обвязки в шибари – отрываются, срезаются лишние стебли, листы – руки или ноги «заламываются» или заводятся в определенную позицию, формируется основная линия цветочной композиции – тело модели фиксируется или ставится в определенную позу при помощи веревок или обвязок, прорабатываются детали композиции, переплетения веревки собираются в рисунок, узлы акцентируют внимание не только наблюдателя, но и самой модели.





Для шибари характерны особенности:

Главный эффект шибари – ощущение верёвки на теле, ощущение её текстуры, линии, лёгкого давления узлов, чувство охвата и поддержки торса. Всё это обеспечивает чувственное восприятие контуров своего тела, на которое мы обычно не обращаем особого внимания. Ощущение верёвки означает необычно, непривычно сосредоточенное восприятие своего тела и позы. Очерченное верёвкой тело легче рассматривать и чувствовать как бы слегка отстранённо, осмысленно, концентрируясь на возникающих чувствах и в полной мере переживая, смакуя их. Можно осознавать те или иные части тела в отдельности и «слушать» их. Верёвка, обнимая торс, подчёркивает дыхание и сердцебиение. Тело таким образом из простой оболочки, некоего материального деятельностного аппарата, источника ощущений становится их адресатом, в каком-то смысле обретает самостоятельное, «умное» существование. Удивительно, насколько это похоже на принципы йоги.

Автор: kasperua

↖ к списку статей